Мосоперетта расширяет рамки жанра мюзикла. «Джейн Эйр» в Риге

Сегодня и завтра, 16-17 января, на сцене театра «Дайлес» произойдут события, которые надолго останутся в памяти рижан. Театр «Московская оперетта» представит российский мюзикл «Джейн Эйр», созданный по мотивам одноимённого романа английской писательницы Шарлотты Бронте талантливой творческой командой.

«Январь — месяц, когда мы хотим, чтобы праздники ещё не закончились, и Мосоперетта дарит нам эту возможность», — начала пресс-конференцию с главного директор продюсерской компании Art Forte Юлия Лочмеле, по словам которой, увидеть любимое с юности произведение, воплощённым на сцене, это настоящий подарок.

Под перебор арфы и флейты — оркестр уже приступил к репетиции — представители театра и занятые в нём актёры рассказали латвийским журналистам о том, как рождался спектакль «Джейн Эйр» и как перерождались они сами.

Мюзикл «Джейн Эйр» — это оригинальное произведение на стихи Карена Кавалеряна и музыку Кима Брейтбурга в художественном оформлении Вячеслава Окуня с хореографией Ирины Корнеевой в постановке Алины Чевик. Масштабный, эффектный спектакль, с красочными декорациями и спецэффектами, в котором занята практически вся труппа — оркестр, хор, балет, солисты.

Правда, на главную мужскую роль приглашён актёр Московского театра юного зрителя Игорь Балалаев. И — внимание, дебют! — в главной женской роли 22-летняя Дарья Январина, студентка третьего курса Щукинского училища, для которой сегодняшний спектакль второй по счёту; её ввели в постановку, заменив ушедшую в декрет «героиню». Творческая атмосфера театра сказывается во всём и заодно открывает дорогу талантливой молодёжи.

Счастливая пара

Дарью все наперебой принялись хвалить и пророчить ей большое будущее. В ответ она сказала:

— Мне очень приятно слышать такие слова. Обычно я обитаю в институте, а там всех ругают и это нормально; говорят, что актёр — это растоптанное самолюбие. Это иногда помогает, потому что не всегда всё получается. А спектакль «Джейн Эйр» я очень люблю. Мне было трудно входить уже в готовую постановку, но это было безумно интересно. Я счастлива.

Счастлив и её партнёр по сцене Игорь Балалаев:

— При всех сложностях есть замечательная, всё искупающая возможность, попытка вновь прожить это состояние влюблённости в этой истории, особенно с такой прекрасной партнёршей, как Дарья. Юная, прекрасная, талантливая… Это один из факторов, который даёт мне как актёру ощущение счастья от участия в этом проекте. А история простая. Есть два человека, которые встретились не случайно. Путь к счастью для них не лёгок, но всё-таки они его обретают, и это вселяет, наверное, в зрителей тоже какую-то надежду на лучшее, окрыляет. Это рассказ в картинках. Таковы законы жанра. Можно было бы эту историю рассказать и проще, меньшими затратами, но зачем?

Спектакль, в котором много реверансов в сторону Бродвея, как выразилась хореограф Ирина Корнеева, полюбился всем его участникам:

— В балете у нас два состава, и сильно обиделись те, кто не поехал на гастроли. Всем спектакль очень как-то лёг. Во-первых, он красивый, стильный. Артистам приятно существовать в красивой атмосфере, в красивых, удобных костюмах. И при всём драматизме не пропадает ощущение лёгкости. Музыка не давит. Есть ряд музыкальных хитов, которые распевают все, вплоть до дирижёра. Всё сведено воедино.

От «Джейн Эйр» Ирина Корнеева перешла к другим работам театра:

— Мы расширяем рамки жанра мюзикла. И жанром мюзикла мы можем рассказать достаточно трагичную историю, как это произошло с «Анной Карениной». Мы ломаем стереотипы, сложившиеся в отношении мюзикла вообще. Мы можем быть лёгкими. Мы можем быть глубокими, драматичными, трагичными. Как раньше международным языком слыл балет, так сегодня им становится мюзикл. Это популярный жанр, язык понятный и близкий для всех.

Своя версия

— Мы делаем мюзиклы по каким-то классическим сюжетам, — как бы продолжила тему режиссёр Алина Чевик. — Здорово, что мы из Москвы приехали в Ригу. Потом поедем в Таллин. В прошлом году мы привозили сюда мюзикл «Граф Монте-Кристо» по произведению французского автора. Сейчас покажем постановку по мотивам английского романа. Здорово, что мы живём в межнациональном контексте, что мы можем охватить всю мировую культуру. Только что мы выпустили спектакль «Анна Каренина» — по русскому классическому роману, который знает и любит весь мир. Надеемся, что и его к вам привезём когда-нибудь. Сегодняшнее ощущение, что мы часть всего мира, мне хочется, чтобы оно сохранялось. Приобщение к мировой культуре для меня самое интересное, что есть в театре, — сказала режиссёр Алина Чевик.

Ей спектакль «Джей Эйр» особенно дорог тем, что у него счастливый конец, в отличие от многих других постановок последнего времени:

— Мы так много делали спектаклей, которые ничем хорошим не заканчивались. Наконец-то появилась возможность сделать сказку «про Золушку», которая своего принца так или иначе получила. Но зрители должны понимать, что наш спектакль поставлен по мотивам романа Бронте. Автор либретто Карен Кавалерян сделал свою и при том стихотворную версию этого сюжета. Но дух Шарлотты Бронте мы поддержали.

Между прочим, Алина Чевик приоткрыла свой метод работы над материалом:

— Перед тем, как ставить, внимательно один раз прочитываю, и всё, что в этот момент легло на мои эмоции, на мои чувства, что с первого раза отложилось, то и правильно, я считаю. Потом бывает, что нужно найти какое-то подтверждение чему-то, а что-то приходится рвать. И под конец произведение становится другим. В нём уже частичка тебя самого и той команды, которая над ним работала. Многое меняется, когда начинаются репетиции с актёрами. Хороший актёр привносит очень много интересного от себя в свой образ, в свой персонаж, потому что он погружается в него, и так, как он, ни один автор не сможет понять и почувствовать эту роль.

Внезапно выяснилось, что сама Чевик не является поклонницей этого и других романов Шарлотты Бронте. Но тем легче было ей работать.

— Чем меньше я люблю это произведение, тем лучше результат получается, мне кажется, признается режиссёр. — Когда что-то очень нравится, невозможно с этим работать. А то, что не нравится, хочется изменить. Авторская версия Кавалеряна и Брейтбурга нашла во мне даже больший отклик, чем изначальный роман, в котором меня многое, если честно, раздражало. Не может современная женщина влезть в шкуру женщины той эпохи. Мы другие. Как Джейн может терпеть всё это?! Я бы убила его, гада! А она терпит, молчит. Пришлось побороть в себе это раздражение, полюбить этот материал. Даже смирение какое-то по жизни появилось после этого.

Впрочем, смирение Чевик не распространяется на непрофессиональную театральную критику. Тем более, что и большого проку в ней она не видит, когда публика валом валит, смотрит и не насмотрится.

Дела театральные

По словам директора театра Владимира Тартаковского, в Москве и критиков музыкального театра почти не осталось. Про оперетту и мюзикл «прилично пишут» только Катя Кретова и Валерий Кичин.

— Мосоперетта принципиально не участвует в фестивале «Золотая Маска», — заявил Тартаковский. — Там отбор спектаклей делают эксперты — критики, музыковеды. В музыкальном жюри это пять человек из оперы, четыре из балета и один кто-то типа по мюзиклам. Понятно, что происходит при тайном голосовании. Специалисты по опере и по балету не понимают в нашем жанре ничего. У них другие критерии оценки. В своё время хотели сделать экспертами людей театра — артистов, режиссёров, продюсеров. Но они люди занятые и не могут отсматривать спектакли в таком количестве, и всё опять свелось к свободным, зачастую безработным любителям театра, часто на малопрофессиональном уровне. На форуме нашего сайта зрители делают такие разборы спектаклей, что никаким московским критикам и не снилось. Как роман читаю.

Корреспондент портала BaltNews.lv поинтересовался перспективами развития собственно русского мюзикла, с учётом того, что не все из тех, кто работает в этом жанре на российской сцене, видят такой потенциал у этого жанра.

— У нас есть фанаты бродвейского мюзикла, — сказала Алина Чевик. — Например, Алексей Франдетти. Лёша — замечательный. Я его очень люблю. Он безумный фанат этого жанра, выросший на спектаклях Бродвея, Вест-Энда. Он оттуда не вылезает, всё свободное время проводит там, влюблён в это, восхищается этим. Он хочет переносить это на нашу сцену. Думаю, это пройдёт со временем.

— У него лицензионный период, — перехватил слово г-н Тартаковский. — Мы поможем ему, чтобы он прошёл этот период. Франдетти — артист, который вырос в нашем театре. Но это было, когда мы делали «Нотр Дам де Пари», «Метро», «Ромео и Джульетту». Он остался в том периоде, а мы ушли немножко дальше. Я думаю, он подтянется.

— Просто каждый занимается своим делом, — возразила Алина Чевик. — В Москве есть компания «Стейдж Энтертейнмент», которая привозит мюзиклы-кальки. Замечательная, нужная компания. В Вене тоже два театра, один из которых привозит лицензионные спектакли, а другой делает свои — для развития мюзикла в Австрии. Эти два направления должны сосуществовать. Мировые образцы к нам привозит «Стейдж Энтертейнмент». Мы это видим, нам это нужно. Зритель тоже должен на этом расти, воспитываться. А мы делаем свои, оригинальные постановки. На русском материале мы сделали спектакли «Граф Орлов» и «Анна Каренина». Франдетти выбрал промежуточный путь лицензиата: он берёт проверенные музыку и либретто и делает свою авторскую версию. И это тоже здорово. В чём я согласна с Лёшей Франдетти, что нужно чувствовать себя частью мировой культуры. Не так много русского материала, чтобы сделать мюзикл.

— Русский материал депрессивный, — согласился г-н Тартаковский. — У нас вся история депрессивная. Мы ищем и не находим. Что ни возьми, полная депрессия. Её полно на телевидении, в кино, а мы хотим ставить обнадёживающие вещи.

Стало быть, дело за сюжетами.

Teātra Festivāls

Foto no galerijas

Varshavskiy_I-3948